#Jolla Story: история одной шлюпки

2015-03-18-2569

На завершившемся 5 марта Мировом Мобильном Конгрессе (MWC 2015) в Барселоне, лучшим планшетом было признано 7.9 дюймовое устройство финской компании Jolla (Йолла), появившейся на it-небосклоне менее трех лет назад, летом 2012 года. Несмотря на молодость, Jolla интересует специалистов отрасли, профильных журналистов и продвинутых пользователей ничуть не меньше именитых производителей мобильных устройств. В феврале в Министерстве связи и массовых коммуникаций РФ проходило заседание, на котором рассматривалась возможность использования разрабатываемой Jolla операционной системы Sailfish, как независимой, открытой и безопасной программной платформы, вместо становящейся все более глобальной, закрытой и неконтролируемой платформы Android от Google. Многие слышали, возможно, что компания Jolla основана выходцами из Nokia. Но какими именно продуктами они занимались и что с собой представляют продукты самой Jolla, — в этом мы и попытаемся разобраться.

До iPhone

25 мая 2005 года на проходившем в Нью-Йорке Linux World Summit компания Nokia представила свой первый интернет-планшет. Модель получила название Nokia 770. Работал девайс на основанной на исходниках Linux Debian операционке, незамысловато называвшейся Internet Tablet OS. Устройство имело 4.1-дюймовый TFT-дисплей, отображавший 65 тыс цветов, но с рекордным на тот момент разрешением 480х800 точек. А вот аппаратная начинка была далеко не самая топовая: процессор ОМАР 1710, работающий на максимальной частоте 250 МГц, 64 Мб оперативной памяти и 128 Мб встроенной Flash-памяти, расширить которую можно было картами формата RS-MMC или MMCmobile. Впрочем, этой мощности было предостаточно для более чем корректной работы Internet Tablet OS.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Nokia 770

От литие-полимерного аккумулятора емкостью 1500 мАч устройство работало всего 3 часа в режиме браузинга, а в режиме ожидания этой емкости хватало примерно на неделю. На фронтальной поверхности Nokia 770 помимо дисплея располагалось три физические кнопки и 5-позиционный джойстик. В комплекте с девайсом шел стилус, которым и предлагалась взаимодействовать с интерфейсом сенсорного дисплея. На верхней боковой грани располагалась качель громкости, при помощи которой также масштабировались страницы браузера и отдельных приложений. Рядом с ней, все на той же верхней боковой грани находилась кнопка включения и выключения, а также кнопка перевода активных приложений в полнооконный режим. Нижняя боковая грань была снабжена разъемом mini-usb, предназначавшемся для коммутации с компьютером, стандартным 2 мм нокиевским разъемом для подзарядки, 3.5 мм разъемом для наушников, слотом для карт памяти и отверстием микрофона.

Подобных моделей на рынке того времени было единицы, но особенный интерес это устройство вызывало своей программной платформой, ведь в Nokia 770 полноценный GNU/Linux был адаптирован под карманное устройство с ARM-архитектурой. К тому же, в качестве окружения рабочего стола в планшете использовался Hildon Desktop, до этого реализованный только в одной коммерческой модели — Nokia 7710 (2004 г.), причем работавшей не на Internet Tablet OS, а на Series 90. Дело в том, что интерфейс Hildon Desktop разрабатывался в Nokia с прицелом на сенсорные устройства будущего, а вот на какой программной основе строить ПО таких устройств, в Nokia в 2004 году еще сомневались. Претендентов было два: Series 90, разработанная совместно с компанией Psion, и собственно нокиевская разработка на основе линуксового дистрибутива Debian, первоначально именовавшаяся Internet Tablet OS.

Nokia-7710
Nokia-7710

Но с Series 90 Nokia достаточно быстро распрощалась. В семействе программных платформ на основе Symbian был сделан выбор в пользу Series 60. На Series 90, помимо Nokia 7710, работал так и не поступивший в коммерческую розницу Nokia 7700 (интерфейс этого аппарата также использовал окружение рабочего стола Hildon Desktop), а также Nokia 9500 Communicator, в котором, правда, Series 90 была замаскирована и внешне напоминала Series 80. Собственно, Nokia 770, — судя по нумерации, — и был результатом того выбора, который компания сделала в пользу Internet Tablet OS, закрыв разработку Series 90.

Получить в карманном устройстве полноценную юниксовую консоль с поддержкой всевозможных SSH, Telnet, VPN и пр, — об этом продвинутые пользователи и гики могли только мечтать. К тому же, открытость пусть и не всего массива, но большей части блоков программной платформы предоставляла разработчикам необозримые возможности для разработки самых разных приложений, патчей, модификаторов и пр. Все эти разработки, — как по-видимому считали в Nokia, — должны были лечь в основу экосистемы открытой программной платформы для использования ее как в интернет-планшетах, так и в смартфонах с сенсорными дисплеями.

На базе Nokia 770 Internet Tablet OS обновилась несколько раз, причем между версиями 1.1 и 2.0 различие было столь значительным, что часть сторонних приложений, написанных для первой версии не запускались на второй. Впрочем, это касалось именно сторонних приложений, штатные же, были адаптированны в самой прошивке. Помимо панели с иконками основных программ (браузера, чат-клиента с поддержкой g-talk, e-mail-клиента, а также менеджера программ) на главном экране располагались виджеты поисковой строки Google, RSS-читалки, плеера, клиента для прослушивания интернет-радиостанций и календаря с часами. Через менеджер приложений были доступны еще несколько стандартных приложений: заметки, калькулятор, просмотровик для pdf-файлов. Сторонние приложения устанавливались через традиционные для Linux-экосистемы репозитории и, естественно, в подавляющем большинстве были бесплатны.

Стоил Nokia 770 около $360, что давало ему некоторую фору по отношению к коммуникаторам на Windows Mobile, занимавшей доминирующее положение на рынке коммуникаторов. Впрочем, было у интернет-планшета и два недостатка. В модели отсутствовали сим-карта и встроенный GPS-модуль. О истинных причинах отсутствия этих модулей можно только гадать. С одной стороны, что касается GSM-модуля, то формально в Internet Tablet OS не было поддержки мобильной связи, но с другой, ведь если бы в Nokia считали необходимым, таковую можно было разработать? Однако, скорее всего, в Nokia не видели необходимости наличия такового в устройстве, соответствующем концепции интернет-планшета. Интернет-планшет в Nokia понимали как полноценный карманный компьютер с сенсорным управлением. Не исключено также, что в Nokia осознанно делали ставку на Wi-Fi, как относительно новый стандарт беспроводной связи, — в том же Nokia 7710 Wi-Fi не было. Примерно также Apple несколько лет назад сделал ставку на разъем стандарта Thunderbolt, который хоть и получил достаточно распространенную экосистему периферийных устройст, так и не стал всеобщим стандартом. Также и Wi-Fi, — стандарт хоть и развивался все последующие годы, однако уступиал по интенсивности развития 3G и тем более 4G связи. Как бы там ни было, воспользоваться мобильным интернетом в Nokia 770 можно было с помощью блютуз-соединения интернет-планшета с телефоном. Что же до GPS-модуля, то тут, кажется, компания осознала свою ошибку и в октябре 2006 года выпустила внешний GPS-модуль для Nokia 770 со специальным ПО.

Говоря о рыночной судьбе Nokia 770 нужно отметить, что устройство это продавалось далеко не везде. В первую очередь оно было рассчитано на американский рынок, как рынок с наиболее развитой сетью Wi-Fi. В Европе интернет-планшет также был доступен, а вот в СНГ и странах Балтии так и не появился в официальной рознице. Общее количество проданных экземпляров этого устройства Nokia никогда не раскрывала, однако по косвенным свидетельствам можно придти к выводу, что появление Nokia 770 не ознаменовалось ярким успехом, в тоже время однозначно не было и провалом. Как бы там ни было, Nokia 770 это был первый блин компании в новом, только зарождавшемся сегменте умных устройств, и блин этот точно не вышел комом. С помощью среды разработки Maemo, разработчиками было написано множество приложений для Internet Tablet OS, был выпущен даже специальный хакерский релиз прошивки. Несколько групп разработчиков портировали на Nokia 770 Windows XP, KDE и другие десктопные операционные системы.

Судя по отзывам пользователей, Nokia 770 использовалась ими в основном для браузинга, интернет-мессиджинга, просмотра видео и прослушивания музыки. С появалением в продаже внешнего GPS-модуля, использование Nokia 770 в качестве навигатора также стало одним из распространенных сценариев. Однако, все же, это был не совсем пользовательский девайс. Его подлинной целевой аудиторией были разработчики и гики.

А в январе 2007 года Nokia представила новое устройство в линейке интернет-планшетов на Linux. Модель получила название N800. Появление в названии модели буквы N свидетельствовало о том, что теперь модель относится к линейке топовых устройств компании Nokia. Работал N800 на новой версии Internet Tablet OS 2007. Интересной представлялась и аппаратная составляющая устройства, поскольку она была практически идентичной той, которая использовалась в аппаратах Nokia на Series 60, — словно бы в компании проверяли, какая из программных платформ будет работать лучше при одинаковом железе. N800 был построен на базе процессора OMAP 2420, работавшем при этом не на штатной частоте 400 Мгц, а на заниженной — 330 Мгц. Впрочем, энтузиастами достаточно быстро был написан патч для разгона процессора до заводской частоты, а в прошивке следующего поколения Internet Tablet OS 2008 эта штатная частота была задействована уже по умолчанию.

Nokia N800
Nokia N800

Объем оперативной памяти в N800 возрос до 128 Мб, а встроенной флеш-памяти — до 256 Мб. При этом, устройство было снабжено 2 слотами для сменных SD-карт, один из которых располагался под крышкой, а второй, поддерживавший “горячую замену”, — на корпусе. Сделано это было, по всей видимости, в расчете на нужды все тех же разработчиков, — чтобы те смогли запускать сторонние OS с одной из SD-карт, или использовать “внутреннюю” карту памяти для расширения виртуальной памяти самого устройства. Что интересно, оба слота поддерживали карты огромного по тем временам объема, — до 16 Гб.

Еще одно важное аппаратное отличие N800 от своего предшественника заключалось в наличии VGA-камеры, инженерное решение которой было нетривиальным. Камера располагалась в корпусе и выдвигалась из него по мере необходимости, а также вращалась на 360 градусов вокруг своей оси. К мультимедийным усовершенствованиям можно отнести и два стерео-динамика, появившиеся в  N800 вместо одного в N770.

Внешние изменение были не велики. На фронтальной поверхности располагался ровно такой же, как и в N770, дисплей. Разве что теперь он располагался строго по центру. Слева от дисплея находились такие же как и в N770 по функционалу, но сгруппированные в два блока, — пятипозиционный джойстик и три кнопки: домой, назад, контекстное меню. Если в комплекте с N770 шла специальная подставка, на которую полагалось устанавливать девайс, то теперь двухпозиционная подставка (кик-стенд) стала частью самого устройства. В закрытом состоянии она служила своеобразной заглушкой для слотов и разъемов, располагавшихся на боковых и на нижней гранях.

Что удивительно, в Nokia N800 тоже не было встроенного GPS-модуля, хотя использование предыдущей модели, Nokia 770, в качестве навигатора было достаточно распространенным явлением. Впрочем, внешний GPS-модуль, выпущенный к Nokia 770 отлично работал и в паре с N800. Также успешно в паре с N800 часто использовалась полноразмерная блютуз-клавиатура Nokia Wireless Keyboard SU-8W. Такой же функционал, кстати сказать, пусть и не из коробки, а с помощью стороннего софта, был доступен и в Nokia 770.

Словно бы учтя все “хотелки” пользователей и разработчиков, в октябре 2007 года Nokia выпустила новую модель в линейке карманных компьютеров на Internet Tablet OS: N810. С ее появлением стало понятно, что Nokia 770 была лишь пробой пера. А убедившись в успешности этой пробы, Nokia обновила модель 770 до модели N800 и в том же году выпустила принципиально новую модель, ставшую следующим шагом в развитии линейки карманных компьютеров, которые в самой Nokia почему-то стеснительно предпочитали называть интернет-планшетами. В тоже время, если для определения этих продуктов использовать словосочетание карманный компьютер, то станет понятно, почему, например, в Nokia не стремились вживить в эти устройства SIM-карту. Телефон в Nokia воспринимался именно как телефон, умное же устройство представлялось инженерам компании именно как карманный компьютер с сенсорным управлением. Поэтому в Internet Tablet OS с самого начала присутствовала полноценная многозадачность, свойственная десктопным операционным системам, но отсутствующая в таких мобильных операционных системах, как  iOS и Android, которые в 2007 году только-только делали первые шаги.

Nokia N810
Nokia N810

Но вернемся к N810. Девайс наконец получил встроенный GPS-модуль, а также был оборудован выдвижной qwerty-клавиатурой.  На выдвижную панель с клавиатурой перекочевал и пятипозиционный джойстик а также кнопка вызова контекстного меню. А вот кнопки Домой и Назад расположились на основном корпусе устройства, слева от дисплея. Дисплей, кстати сказать, в N810 по своим характеристикам был такой же, как и в предыдущих моделях, только теперь он был трансрефлективный, то есть лучше работал под прямыми солнечными лучами. Стерео-динамики с фронтальной поверхности перекочевали на боковые грани, отчего звук стал значительно лучше, а стерео-эффект ощутимей. Слева от дисплея расположилась уже не выдвижная, а встроенная VGA-камера, над которой появился датчик освещения, регулировавший как уровень яркости дисплея, так и включение подсветки qwerty-клавиатуры. Выдвижной, на сей раз не двух, а трехпозиционный кик-стенд стал алюминиевым, а под ним, на левой боковой грани расположился micro-USB разъем, поддерживающий работу с периферийными устройствам. На нижней боковой грани, также скрытый кик-стендом расположился на сей раз единственный слот для SD-карты. На правую боковую грань перекочевали 2 мм разъем зарядки и 3.5 мм разъем для наушников. На верхней боковой грани расположились уже традиционные для этой линейки устройств кнопки включения, регулировки громкости и масштабирования, а также кнопка для перевода окон активных приложений в полноэкранный режим.

N810 работал на новой версии Internet Tablet OS 2008, до которой чуть позже обновился и N800. Эта новая прошивка, полуофициально именовавшаяся Maemo 4, принесла значительное ускорение работы интерфейса. К тому же, в программную платформу из коробки были вшиты Skype, Google Talk, SIP, Jabber и картографические сервисы для использования интернет планшета в качестве автомобильного навигатора. Соответствующее крепление также прилагалось в комплекте. Важное изменение, появившееся в прошивке Internet Tablet OS 2008, — встроенный браузер теперь был основан не на Opera, как в предыдущих версиях, а на Mozilla Firefox. Благодаря этому браузинг на устройствах с Internet Tablet OS 2008 до сих пор, пусть и со скрипом, но возможен практически полноценно.

N810 был основан на том же процессоре OMAP 2420, что и N800, но в помощь ему уже было установлено 128 Мб оперативной памяти и 2 Гб флеш-накопителя. Присутствовал и слот на SD-карт, но на сей раз только один. Благодаря линуксовой основе, оперативная память могла использовать так называемый раздел подкачки объемом еще 128 Мб, так что в общей сложности, можно говорить, что для пользователя было доступно аж 256 Мб оперативной памяти. Сделано это было скорее всего для того, чтобы позволить процессу браузера всегда работать в фоновом режиме, так что при касании ярлыка браузера, окно открывалось и было готово к работе практически мгновенно.

Может создаться впечатление, что N810 был уже полноценным пользовательским устройством, но на самом деле, и эта модель была лишь “пристрелкой”, очередным подготовительным витком для полноценной революции на базе основанной на Linux мобильной операционной системы. Тут можно предположить еще одну причину, по которой, возможно, и в N810 не появился 3G модуль, — открывать программную часть связанную с 3G-модулем Nokia не хотела, в тоже время было желание сделать программную платформу максимально открытой, что в свою очередь явилось бы залогом развития Internet Tablet OS, или как теперь все чаще ее называли, — Maemo. Впрочем, в начале 2008 года Nokia выпустила специальную малотиражную версию N810 с модулем WiMax. Так что, возможно, у компании были другие причины не выпускать N810 с модулем 3G. Не стоит сбрасывать со счетов и высказанное выше предположение, что в компании просто не видели необходимости наличия SIM-карты в устройстве формата интернет-планшета, или карманного компьютера.

 

После iPhone

Но выпущенный в том же 2007 году компанией Apple Phone заставил Nokia пересмотреть в том числе и эту точку зрения. Представленная в ноябре 2007 года SDK для разработки мобильной операционной системы Android, свидетельствовало о том, что и Google пойдет по пути умных телефонов, а не карманных компьютеров, которые по сути должны были быть вторыми устройствами в арсенале пользователя. Да и логика использования интерфейса в iPhone сильно отличалась от той модели, которую предлагал пользователям интерфейс Hildon Desktop. Выскажу, возможно, спорное суждение, но мне кажется, что главным, реализованным в iPhone, изобретением Стива Джобса был жест скольжения, то есть движение. Во всем остальном между первым iPhone и сенсорными коммуникаторами на Windows Mobile, — не было принципиального разтличия. Но в коммуникаторы на Windows Mobile, равно как и в интернет-планшеты на Internet Tablet OS от Nokia пользователям предлагалось тыкаться стилусом, а Джобс предложил куда более динамичную форму взаимодействия. Этот стилистический, а может и психологический момент и сыграл на мой взгляд главную роль в популярности продукта Apple.

Впрочем, в основе предложенной в iPhone модели взаимодействия с интерфейсом лежали хардварные технологии: iPhone был первым устройством с емкостным сенсорным дисплеем, а это сделало возможным использование мультитач-жестов, в том числе и жеста масштабирования, без которого сейчас вообще невозможно представить сенсорное управление, жеста, о котором дети узнаю порой даже раньше, чем начинают говорить. А Nokia по-прежнему держалась за резистивные дисплеи. Зато Internet Tablet OS намного опережала все существующие решения для ARM архитектуры по части многозадачности. Так например, в первом iPhone не было даже функционала вставки-копирования, в то время как аналогичный функционал был в Internet Tablet OS с самого первого выпуска.

Как бы там ни было, в Nokia осознали упущения и ринулись наверстывать упущенное. Результатом стал карманный компьютер или смартфон в формфакторе бокового слайдера с qwerty-клавиатурой Nokia N900, представленный 2 сентября 2009. Тут уже присутствовал и 3G-модуль и GPS и даже инфрокрасный порт, который был в Nokia 770, но потом исчез в N800 и N810. Правда вот дисплей остался резистивным и не поддерживал мультитач-жесты. По-видимому с оглядкой на iPhone была уменьшена и диагональ дисплея с 4.1 дюйма до 3.5. Стерео-динамики с великолепным для смартфонов звучанием, как и в N810 были максимально разнесены и располагались на правой и левой боковых гранях. На левой боковой грани под динамиком располагался разъем micro-USB, через который аппарат и подзаряжался и синхронизировался с компьютером. На правой боковой грани располагался свойственный скорее Symbian-смартфонам ползунок блокировки дисплея и 3.5 мм разъем для наушников. Прилагался к устройству и стилус, — он прятался в специальном отсеке, расположенном как раз под 3.5 мм разъемом для наушников. Верхняя боковая грань несла на себе качель регулировки громкости, с помощью которой также масштабировались страницы браузера и отдельных приложений, в частности фотографий, кнопку включения-выключения, выделенную кнопку спуска основной камеры и инфракрасный порт.

Nokia N900
Nokia N900

Как и подобало полноценному смартфону, в N900 появилась основная камера, чего не было ни в одной из предыдущих моделей интернет-планшетов. Модуль камеры с 5 Мп сенсором и оптикой Carl Zeiss немного выпирал над задней крышкой, прикрывался шторкой и имел выдвижной кик-стенд, — явный рудимент, сохранившийся от предыдущих моделей. Тут же нужно сказать несколько лестных слов в адрес камеры. Даже по нынешним временам отдельные фотографии, снятые этой камерой смотрятся очень достойно. А видео камера N900 снимала с разрешением 800х480, что было абсолютным рекордом на рынке того времени. (Позже, в в прошивках сообщества стала доступна и съемка видео с разрешением 720р.) Была в N900 и фронтальная камера для видеосвязи по Skype и Google Talk. Она имела разрешение 0.3 Мп и располагалась на фронтальной поверхности, справа от дисплея. Над ней находились датчик освещения, регулировавший яркость дисплея и включавший подсветку физической клавиатуры, а также датчик приближения, отключавший дисплей при поднесении аппарата к уху.

Интерфейс Hildon Desktop был переработан настолько, что стилус превратился в совершенно ненужный ретро-аксессуар. Операционная система N900 теперь официально стала называться Maemo (в предыдущих моделях так называлась среда разработки приложений), причем ей сразу был присвоен номер версии 5, что, в принципе, имело под собой все основания. Maemo 5 унаследовала от предыдущих версий вшитые протоколы Skype, Google Talk, Jabber и SIP, к которым добавились и протоколы ставших популярными к тому моменту Facebook и Twitter. Путем установки плагинов добавлялись и протоколы всех основных соц-сетей и интернет-сервисов. В отличии от предыдущих моделей аппаратов на Internet Tablet OS в Maemo 5 присутствали встроенные приложения Календаря и картографические сервисы Nokia. Благодаря этому девайс позиционировался на рынке, как бизнес-устройство, коим N900 был лишь с большой натяжкой.

На самом деле у N900 есть родственные черты с Nokia 7710. Так например, весь интерфейс за исключением интерфейса телефона, имел только ландшафтную развертку. В принципе, это вполне логично для бокового слайдера с qwerty-клавиатурой, да и вообще, мы все чаще используем аппараты именно в ландшафтной развертке и по большому счету только при звонке держим смартфон в руке вертикально. Но на момент 2009 года это выглядело очень странно. Пользователь на тот момент на собственном опыте еще не пришел к выводу, что в большинстве случаев смартфон он будет держать в руке именно горизонтально, и такое условие использования вызывало отторжение. Правды ради оговоримся тут же, что в современных прошивках, выпускаемых сообществом разработчиков для N900 с 2012 года, эта проблема полностью решена и в Maemo 5 весь интерфейс (и Hildon Desktop и сторонних приложений) имеет динамическую развертку, чутко подчиняющуюся командам встроенного гироскопа.

Nokia N900 был основан на процессоре OMAP 3430 с ARM-архитектурой Cortex A8, работавшем на заводской частоте 600 МГц. Тут же надо сказать, что силами сторонних разработчиков заводская частота была довольно быстро увеличена до 1 ГГц, а в экспериментаторских целя даже до 1.7 ГГц. Впервые в истории линейки устройств на Internet Tablet OS, у процессора появился графический сопроцессор (PowerVR SGX 530), поддерживавший  OpenGL ES 2.0. Это способствовало не только значительному ускорению работы интерфейса, но и сделало возможным запуск на N900 игр с детализированной и сложной графикой. Для обработки фотографий, аудио и видео использовался цифровой сигнальный сопроцессор TMS320C64x, работавший на частоте 430 МГц. Оперативной памяти здесь был аж целый 1 Гб, правда из него лишь 256 Мб были физическими, остальная часть — виртуальной. Однако и такой подход позволял добиться абсолютно десктопной многозадачности в Maemo 5. Встроенный флеш-накопитель имел объем 32 Гб, что даже по нынешним временам очень солидный показатель. К тому же, присутствовал в N900 и слот для сменных micro-SD карт. Nokia заявляла о поддержке карт объемом до 16 Гб, однако силами сообщества разработчиков достаточно быстро была реализована поддержка карт памяти до 64 Гб.

Столь внушительные технические характеристики, а также открытая операционная система позволяют N900 и по сей день, 6 с лишним лет спустя, оставаться не просто актуальным, но и уникальным устройством. Больше ни Nokia, ни другие компании таких по-настоящему карманных компьютеров не выпускали. И дело, конечно, не в том, что N900 умеет звонить, или выходить в интернет по 3G, этот аппарат ценен именно открытостью своей аппаратной и программной платформ.

Рассказывать об этом устройстве можно почти бесконечно долго. Для кого-то он стал идеальным SSH-сервером, для кого-то блогерским смартфоном с удобной физической клавиатурой, для кого-то медиа-девайсом, для кого-то устройством сугубо прикладным, научным, медицинским например, для кого-то идеальной хакерской машинкой для взлома Wi-Fi соседа. Именно благодаря N900 совсем не маленькое сообщество разработчиков Maemo разрослось и стало без преувеличения самым значительным сообществом разработчиков под Linux для ARM архитектур. Но N900 уникален и как аппарат, ведь на нем запускались самые разные операционки, а Аndroid был портирован на N900, как полноценная вторая OS.

В Nokia конечно же очень хорошо понимали что за устройство они собираются выпускать на рынок, поэтому слоган у рекламной компании N900 был ни много ни мало: “Революция начинается!”. По планам, озвучиваемым представителями компании на тот момент, Maemo должна была стать основной программной платформой для флагманских смартфонов Nokia, а на S60 выпускались бы аппараты среднего уровня. Оглядываясь из сегодняшнего дня в то время, можно согласится, что если бы этим планам суждено было бы сбыться, эффект действительно был бы сравним с революцией в it-индустрии. Ведь на тот момент Maemo по многим показателям опережала и iOS и Android. Но все сложилось не так, и во многом виной тому сама Nokia.

Уже через несколько месяцев после старта продаж N900 на MWC 2010 в Барселоне, Nokia неожиданно объявила о закрытии проекта Maemo, а точнее о его слиянии с проектом Moblin, — линуксовой операционкой, которую в тот момент разрабытывал Intel. В результате этого слияния уже через год-полтора был обещан новый продукт: операционная система MeeGo, — единая программная платформа для мобильных устройст, ноутбуков и даже для автомобилей. Речь также шла о том, что на основе Maemo и MeeGo будет создана российская национальная операционная система, поскольку среди разработчиков под эти платформы было много наших соотечественников. Правды ради тут следует упомянуть, что вообще-то, строго говоря, слияние Maemo и Moblin было очень не равноценным. На разных версиях Maemo к тому времени работало 4 коммерческих модели, а операционная система Moblin существовала только в качестве сборки для нетбуков, а из устройств с ARM-архитектурой была установлена лишь на инженерных образцах устройства LG GW990, которое Intel и LG совместно представляли на MWC 2010.  Этот инженерный образец смартфона работал на процессоре Intel Moorestown, который Работал инженерный образец LG GW990 на энергоэффективной аппаратной платформе Moorestown, которую компания Intel собиралась выводить на рынок в качестве альтернативы аппаратным платформам с архитектурой ARM.

LG GW990
LG GW990

Официально разграничения обязанностей между Nokia и Intel в проекте MeeGo никогда не публиковались, однако косвенно есть все основания полагать, что Intel должна была предоставить новую аппаратную платформу, Nokia отвечала за разработку программного обеспечения для работы 3G-модуля, а саму операционную систему MeeGo разрабатывала объединенная команда, состоящая из разработчиков Maemo и Moblin. Однако, пока шла эта работа, Nokia должна была выпускать новые флагманские устройства. Для них была обновлена операционная Symbian, получившая название Symbian3. Именно на это, по сути последней ветке систем в семействе Symbian, работают такие, появившиеся в 2010 году, флагманские аппараты, как N8 и E7.

В том же 2010 году в руководстве Nokia происходят перестановки, во главе компании оказывается выходец из Microsoft Стивен Элоп. Буквально сразу после этого назначения из Nokia уходит руководитель подразделения по развитию MeeGo Ари Яакси и становится понятно, что озвученные год назад планы по выпуску смартфона на MeeGo будут меняться. Не выходит в назначенный срок и запланированная на ноябрь 2010 года тестовая сборка MeeGo для N900. А в начале 2011 года проясняются планы нового руководства по переводу смартфонов Nokia на платформу от Microsoft, которой правда на тот момент просто-напросто не существовало. Компания Intel выходит из проекта MeeGo и заключает союз с Samsung для разработки операционной системы Tizen, в которой разработка приложений должна вестись с большим упором на HTML5, нежели на Qt. Кажется, что N900 так и останется последним устройством в линейке линуксовых интернет-планшетов и смартфонов Nokia. Тем не менее, в июне 2011 года Nokia неожиданно представляет сразу 2 смартфона на операционной системе MeeGo: N9 и N950. Правда Nokia N950 (который мелькал в сети в качестве инженерного образца N9) был представлен в качестве устройства для разработчиков, а не как коммерческий аппарат.

Nokia N9 и Nokia N950
Nokia N9 и Nokia N950

Nokia N9 — это тот редкий случай, когда представленное устройство явилось полной неожиданностью. Все ждали, что Nokia представит наследника N900, qwerty-клавиатурник на MeeGo, и он был представлен, но как аппарат для разработчиков. А как коммерческий девайс был представлен N9, о котором до премьеры не было ни одной утечки. Цельный поликарбонатный корпус, теперь уже емкостный AMOLED дисплей с технологией Clear Black и выпуклым стеклом Gorilla Glass без воздушной прослойки. Разрешение дисплея составляло почти прежние 480х854 точек, но “цветность” выросла в разы: дисплей N9 отображал 16,7 млн цветов. Защитное стекло имело антибликовое и олеофобное покрытие. Естественно, в N9 присутствовали модули Bluetooth версии 2.1 и Wi-Fi всех существовавших на тот момент стандартов. Мало того, N9 был первым на рынке аппаратом, оснащенным датчиком NFC.

Чуть ли не главный вау-фактор N9 заключался в том, что на фронтальной поверхности смартфона отсутствовали кнопки. До этого iPhone был славен своей единственной кнопкой, а андроид-смартфоны, как правило, имели на корпусе 4 физические кнопки. Только через полгода после премьеры N9, в октябре 2011 года, Google и Samsung представили Galaxy Nexus с Android 4.1 Jelly Bean на борту, в интерфейсе которого появились и по сей день присутствующие в Android 3 сенсорные кнопки управления. Кнопки у N9 располагались только на правой боковой грани. Там находилась кнопка включения и блокировки, а также качель регулировки громкости. На верхней боковой грани, под заглушками располагались разъем micro-USB и слот для micro-SIM карты. В левом углу верхней боковой грани находился 3.5 мм разъем для наушников, поддерживающий и вывод видео-сигнала. Левая боковая грань была свободна от элементов управления, а на нижней под решеткой в поликарбонатном корпусе располагались динамик и микрофон.

На фронтальной поверхности, полностью покрытой выпуклым защитным стеклом Gorilla Glass, над 3.9 дюймовым дисплеем располагались датчики освещения и приближения, а глазок фронтальной 1.3 Мп камеры находился в нижнем левом углу так, что большей частью был прикрыт рукой пользователя (если смартфон держался в правой руке). В правом нижнем углу фронтальной поверхности располагался световой индикатор, на программном уровне, впрочем, так и не задействованный, как в N900 например. Над дисплеем расплагался слуховой динамик. На задней поверхности смартфона, в обрамлении стальной, закругленной по краям накладки, находились 8 Мп камера с оптикой Carl Zeiss и довойная светодиодная вспышка. Камера умела одновременно работать в режиме автофокуса и ручной фокусировки, причем при ручной фокусировке также автоматически, в зависимости от освещенности точки фокусировки, выстраивалась и экспозиция кадра.

Аппаратная платформа N9 включала в себя 1 ГГц-вый процессор Cortex A8 со встроенным графическим сопроцессором PowerVR SGX530, 1 Гб оперативной памяти и 16 или 64 Гб встроенной флеш-памяти. Как и в iPhone, слота для сменных SD- карт в N9 не было. От аккумулятора емкостью 1450 мАч смартфон мог проработать в режиме разговора до 10 часов, что на фоне современных ему аппаратов на Android было очень неплохим показателем.

И все-таки, интерфейс MeeGo Harmattan стал, пожалуй, самым большим откровением. Вышедший-таки весной 2011 года релиз тестовой сборки MeeGo для N900 по интерфейсу не имел ничего общего с N9. Все взаимодействие с интерфейсом N9 основывалось на так называемых свайпах (swipe), то есть на движении скольжения, том самом, благодаря которому Стив Джобс выделил iPhone из общей массы коммуникаторов и интернет-планшетов, в которые пользователю предлагалось тыкать стилусом. Создавалось впечатление, что разработчики интерфейса MeeGo Harmattan довели до абсолюта идею Джобса.

Удивление пользователя начиналось с разблокировки дисплея. Конечно, N9, как и остальные аппараты, можно было разблокировать с помощью боковой кнопки, но куда удобней и эргономичней было просто постучаться дважды в экран так, как мы стучимся в дверь, прежде чем войти. Именно N9 с MeeGo Harmattan на борту был первым аппаратом, в котором была представлен такой сценарий разблокировки дисплея. Тут же стоит отметить, что, во-первых, на выключенном дисплее всегда отображались часы, а также информация о пропущенных звонках, смс-сообщениях или пришедших e-mail (позже, с помощью стороннего приложения Billboard, появилась возможность вывести на выключенный дисплей практически любую информацию), а во-вторых, на экране блокировки с кастомизируемым изображением также отображались информация о пропущенных звонках или непрочитанных уведомлениях. Потянув за такую плашку пользователь сразу с экрана блокировки перенаправлялся в соответствующее приложение.

Рабочие столы MeeGo Harmattan
Рабочие столы MeeGo Harmattan

Интерфейс MeeGo Harmattan был построен по принципу 3-х рабочих экранов: экрана установленных приложений, экрана запущенных приложений и экрана уведомлений, куда стекались персональные оповещения из аккаунтов соц-сетей, подписки RSS, уведомления календаря, пропущенные звонки и пришедшие sms/ммs и пр. В обновлении, которое Nokia выпустила для этой модели в начале 2012 года появилась возможность группировки ярлыков на экране установленных приложений в папки, причем в папки можно было сложить неограниченное количество ярлыков, в отличии от той же iOS, в которой до обновления 2013 года количество ярклыков приложений в одной папке было ограничено девятью. Сообщения с экрана уведомлений можно было открывать в соответствующих приложениях. Собственно, есть все основания считать экран уведомлений из N9 прообразом People Hub, который мы имеем в смартфонах на Windows Phone. Экран запущенных приложений поддерживал два варианта масштабирования миниатюр открытых приложений. Но самое главное, что отличало MeeGo Harmattan от iOS и Android, — это то, что открытые и свернутые приложения здесь продолжали работать в фоновом режиме, а не замораживались.

На самом деле про инновационность MeeGo Harmattan можно рассказывать очень долго. Чего стоила одна тактильная отдача! Благодаря библиотекам Qt разработчиам удалось добиться столь корректного виброотклика, в частности, при наборе текста на виртуальной клавиатуре, что, казалось, у вас в руках маленькая пишущая машинка с вполне себе физической клавиатурой. Говоря об уникальных особенностях MeeGo Harmattan нельзя не отметить удобство хаба сообщений, из коробки включавшего в себя не только смс и ммс, но и чат Facebook, Google-talk и Skype, а также позволявшего держать открытыми одновременно несколько окон с переписками, — такого функционала, кроме как в N9 и по сей день нигде нет, в то время как для пользователя это очень удобный функционал. Нельзя не упомянуть и способ переключения языковой раскладки клавиатуры, — все тем же свайпом. Самый удобный способ, который при быстром наборе не сбивает ритм при необходимости частого переключения с одной раскладки на другую. Кстати, именно в N9 впервые был представлен способ набора слов без отрыва от клавиатуры, ныне все хорошо известный свайп. Да-да, свайп тоже родом из MeeGo Harmattan.

Наряду с интерфейсными инновациями, MeeGo Harmattan, как и Maemo 5, осталась открытой операционной системой, куда ближе стоящей по отношению к полноценному Linux, чем, например, тот же Android. Из коробки пользователь получал девайс с заблокированным режимомм разработчка и, соответственно, закрытой операционной системой, но стоило через настройки разблокировать режим разработчика и в смартфоне устанавливался полноценный линуксовый терминал со всеми вытекающими из этого последствиями. Получалась своеобразная система джилбрейка, вшитая в программную платформу. Те, кого устраивали штатные возможности MeeGo обходились коробочной версией, те же, кто хотел настроить девайс под себя, включали режим разработчика и получали устройство с открытой системой.

Тут же следует сказать, что на самом деле MeeGo Harmattan, строго говоря не была той платформой MeeGo, сделать которую собирались Nokia и Intel. Например, в MeeGo было принято расширение установочных пакетов .rpm, а в MeeGo Harmattan расширение установочных пакетов осталось то же, что и в Maemo 5, — .deb. То есть, если говорить по сути, то в Nokia N9 установлена скорее Maemo 6, название же MeeGo Harmattan правильнее будет понимать, как пример того, как могла бы выглядеть MeeGo, или того, как эта платформа будет выглядеть в неопределенном будущем. В том числе и поэтому, казалось, что несмотря на заявления о том, что N9 и N950 будут единственными устройствами на MeeGo Harmattan, линейка все-таки получит продолжение.

Традиционно линуксовую линейку девайсов Nokia упрекали в том, что, дескать, это устройства в основном предназначенные узкому кругу разработчиков, а обычному пользователю нужны обычные, но современные устройства с удобным и функциональным интерфейсом операционной системы. Соответственно, компании Nokia нужна платформа, на которой можно было бы выпускать такие массовые устройства. Собственно, это был один из аргументов Стивена Элопа, ратовавшего за переход устройств Nokia на Windows Phone. Поэтому в какой-то момент казалось, что продолжение скорее может получить не N9, чей дизайн уже был позаимствован для линейки Lumia, а Nokia N950 Developer Device. С точки зрения маркетинга при той популярности, которую получили N9 и N950 в узких кругах (на самом деле не таких уж и узких, особенно если учесть антирекламную компанию, сопрвождавшую выход N9 на рыкок), Developer Device — вполне мог стать своеобразным суббрендом, ориентированным на разработчиков. Ведь был у Nokia премиальный суббренд Vertu!

Задняя крышка N950
Задняя крышка N950

О реальном количестве произведенных Nokia N950 есть несколько косвенных свидетельств, достаточно сильно разнящихся между собой. По одним данным, всего было выпущено не более 3 тыс экземпляров этого устройства, по другим — не более 10 тыс, по третьим — было выпущено 92 тыс устройств этой модели. Официально это устройство не продавалось. Nokia раздавала его по целевой программе, в основном среди разработчиков, в качестве вознаграждение за написанное приложение для операционной системы MeeGo Harmattan.

По аппаратной платформе N950 был абсолютно идентичен N9. Разница была лишь в формфакторе и дисплее. В отличии от AMOLED-дисплея с технологией Clear Black в N9, в N950 использовался Super-LCD дисплей. Диагональ и разрешение дисплея были такими же, как и в N9. Поскольку Nokia не поддерживала N950 по линии сервисного обслуживания, про дисплей этого устройства мало что известно. Однако, есть основания полагать, что он был изготовлен по какой-то до сих пор не озвученной технологии самовостанавливающихся кристаллов. Во всяком случае, если после падения на дисплее образовывались черные полосы, то, чтобы избавиться от них, следовало выключить устройство и продержать выключенным достаточно долгое время, от недели до месяца. И потекшие кристаллы восстанавливались. Это не байка и не фейк, проверено на личном опыте.

Один из прототипов N9 с qwerty-клавиатурой
Один из прототипов N9 с qwerty-клавиатурой

Внешне N950 больше всего напоминал выпущенный компанией Nokia в 2010 году смартфон E7. Если в N900 был использован безпружинный механизм смещения клавиатуры, то есть дисплей в N900 сдвигался параллельно клавиатуре, то в N950 при открытии дисплей приподнимался вверх, как в настоящем карманном компьютере. Заодно удалось избавится от подставки (кик-стенда), который уже в N900 смотрелся явным рудиментом. Несмотря на технологическое отличие дисплея разблокировался он в N950 все тем же двойным тапом, как и в N9. Кнопка включения и блокировки располагалась в N950на верхней боковой грани, где также находились разъем micro-USB и 3.5 мм разъем для наушников. На левой боковой грани под заглушкой располагался слот для полноразмерной сим-карты, в отличии от micro-SIM, использовавшейся в N9. Из этого факта не сложно сделать вывод, что N950 был более ранней разработкой, чем N9. На нижней боковой грани находилось небольшое отверстие динамика, а на правой качель регулировки громкости.

N950 и E7
N950 и E7

Фронтальная поверхность N950 также сильно отличалась от таковой в N9, за исключением единственного сходства, — отсутствия физических кнопок. Прорезь слухового динамика тут располагалась в защитном стекле Gorilla Glass, под которым также над дисплеем располагались датчики приближения и освещения, а также фронтальная камера. Светодиод индикатора располагался чуть выше, уже под алюминиевой частью корпуса. При этом, чтобы мигание индикатора (в частности при зарядке) было видно, в месте над светодиодом алюминиевая поверхность корпуса была истоньшена и представляла собой мелкую решетку, не заметную при неработающем светодиоде.

Следует отметить, что механизм раскрытия в N950 был достаточно тугой, что в конкретном случае устройства в форм-факторе бокового слайдера с MeeGo Harmattan на борту, можно было объяснить тем, что при той виртуальной клавиатуре, которая была в MeeGo Harmattan, физическая клавиатура была нужна разве что при работе в терминале. Так что необходимости часто раскрывать девайс не было. По личному опыту могу сказать, что за  2 года использования механизм раскрытия N950 ничуть не расшатался. Другое дело, что официально физическая клавиатура не была русифицирована. Русификация была реализована участниками сообщества путем “прикручивания” к прошивке файла локализациии физической клавиатуры от E7. В результате раскладка не полностью совпадала, автоматический ввод букв в верхнем регистре после точки работал не совсем корректно, так что, по сути, локализовывать физическую клавиатуру не было никакого смысла.

Нельзя обойти стороной при описании N950 заднюю поверхность устройства с заветной надписью: NOT FOR SALE DEVELOPER DEVICE. Собственно, эта надпись и подталкивала к мысли, что маркетологи в Nokia решили выпустить N950 как первое пробное устройство новой линейки DEVELOPER DEVICE. Также на задней крышке находился покрытый защитным стеклом глазок 8Мп камеры. Формально в Nokia заявляли, что модули камеры в N9 и N950 идентичны, однако на практике, камера в N9 снимала значительно лучше. Не исключено, что эта разница возникала из-за оптической группы. Однако, про то, какая оптическая группа использовалась в камере N950 никаких сведений нет. Рядом с камерой на задней поверхности N950 располагалась двойная светодиодная вспышка.

Отчасти благодаря маркетинговому ходу, предполагавшему бесплатное распространение N950 среди разработчиков под платформу MeeGo Harmattan, Ovi.Store для этой уникальной операционки быстро пополнился оптимальным количеством необходимых приложений.  MeeGo Harmattan получила пусть и небольшую, но уникальную экосистему, многие приложения которой обладали уникальным функционалом. Приведу несколько примеров. В то время, как на основных мобильных платформах приложение Твиттера представляло собой довольно унылое зренилище, для N9 появилось приложение QNeptunea. Это был не просто клиент Твиттера, а Твиттер-комбайн. Перевод твиттов, возможность чтения подписки по сохраненных хештегам, интеграция getpocket и instapaper, — все это впервые появилось именно в приложении QNeptunea для MeeGo Harmattan. Удивительно, но разработчик так и не портировал это приложение для других мобильных платформ. Или другой пример: приложение CuteTube — клиент одновременно нескольких видеохостингов: YouTube, Vimeo и Deilymoshion. Приложение позволяло не только просматривать, комментировать, ставить лайки, но и скачивать видео для последующего просмотра. Или приложение Muzikloud — полноценный клиент Soundcloud, также позволявший скачивать композиции с аудиосервиса в памяти смартфона.

 

План Б

Одним словом, в первой половине 2012 года были все основания надеятся, что в той или иной конфигурации линейка устройств на MeeGo Harmattan будет продолжена, пусть и параллельно линейке Lumia, то есть линейке устройств на Windows Phone, у которой в тот момент как раз появился новый флагман: Lumia 900 c Windows Phone 7.5 на борту. Поклонники MeeGo Harmattan вздыхали: ах, если бы этот смартфон работал на их любимой операционке! Тогда и диагональ дисплея за счет бескнопочного свайп-управления можно было бы увеличить с 4.3 до 4.5 дюймов! И в этот самый момент компания Microsoft заявляет о том, что затевает глобальное обновление линейки программных платформ, уже через полгода должно вылиться в появление Windows 8. Причем, как выяснилось, нынешние устройства на Windows Phone 7 и 7.5 не получат полноценное обновление до Windows Phone 8, а получат лишь декоративное обновление до Windows Phone 7.8. То есть фактически, своим заявлением Microsoft поставила крест на только что выпущенном флагмане Nokia, у которой и без того дела шли уже из рук вон плохо. Это не говоря уже о том, что в связи с глобальным обновлением, Nokia не сможет выпустить новый смартфон на Windows Phone до появления обновленной операционки от Microsoft. То есть новый, актуальный флагман от Nokia может появится в лучшем случае только через полгода.

В этом контексте все и заговорили о “Плане Б”, который наверняка должен быть у Nokia на случай провала Windows Phone. Суть этого плана могла заключатся только в одном: воскрешении в той или иной конфигурации линуксовой линейки Nokia и выпуске девайса на MeeGo Harmattan, — да хотя бы той же Lumia 900, которая с заявлениями Microsoft в одночасье из флагмана превратилась в тыкву. Но революции не произошло. Ее просто совершать уже некому совершать. В конце 2011 и начале 2012 годов Nokia сократила 10 тыс сотрудников, среди которых оказался и отдел, занимавшийся развитием и лицензированием Qt. Сам бизнес поддержки и лицензирования Qt был продан финской компании Digia. По сути в Nokia оставалось всего несколько человек, занимавшихся N9 и MeeGo Harmattan, да и те в обозримом будущем неминуемо ожидали увольнения.

Как выяснилось позже, еще с осени 2011 года, после ухода из Nokia Ари Яакси, сокращенные или еще работавшие на предприятии Nokia в Тампере, решили создать свою компанию, которая самостоятельно продолжила бы разработки линуксовой ветки девайсов Nokia. Воспользовавшись скандальной ситуацией, возникшей в связи с неожиданно объявленным обновлением ядра Windows Phone (по сути, Window Phone 7 и 7.5 основывались на платформе Windows CE и представляли собой все тот же Windows Mobile, вытесненный с рынка несколькими годами ранее), продолжавшие работать в Nokia разработчики N9 заявили об уходе из компании и основании нового стартапа, получившего название Jolla. Какое-то время между Jolla и Nokia велись переговоры о возможности передачи всех прав на N9 стартапу с тем, чтобы его сотрудники осуществляли поддержку устройства. Но переговоры эти ничем не завершились и Jolla заявила о том, что будет разрабатывать новую операционную систему на основе ядра проекта Mer. Судьба MeeGo Harmattan и патентов на его интерфейс так до сих пор и не известна. В сети мелькала информация о том, что по указанию Стивена Элопа всех исходники проекта были уничтожены. Хотя не очень понятно, как такое возможно чисто технически.

 

Шлюпка и рыба-кит

Еще в 2007 году, когда Nokia выпустира интернет-планшеты N800 и N810 участники свободного сообщества предприняли попытку создания форка, то есть полностью открытой копии ядра Maemo. Этот проект получил название Mer. Однако в связи с тем, что вслед за моделями N800 и N810 последовал N900, а потом возникли большие (оказавшиеся иллюзорными) надежды на MeeGo, проект Mer развивался очень медленно. После появления N9 и N950 разработчики активно включились в борьбу за продолжение компанией Nokia линейки устройств на Linux. Эта борьба, кстати сказать, пошла на пользу экосистеме MeeGo Harmattan, но, как известно цели своей не достигла. В 2011 году работы сообщества над проектом Mer возобновились. На основе ядра Mer, занимающего промежуточное положение между собственно линуксовым ядром, взятым из Ubuntu 9.04 и графическим интерфейсом, была создана первая прошивка Nemo Mobile, предназначавшаяся для установки на N950. Интерфейс Nemo Mobile практически полностью копировал интерфейс MeeGo Harmattan. По-видимому на том этапе сообщество разработчиков планировало создать полностью открытую прошивку для N9 и N950.

Но время не стояло на месте. Когда летом 2012 года де-факто заявила о своем существовании компания Jolla, в качестве первостепенных своих намерений представителями компании были извучены планы по созданию новой операционной системы Sailfish OS (в переводе: рыба-кит), основанной на проекте Mer. Основным устройством, на котором происходила разработка и тестирование Sailfish OS стал N950. Однако, когда уже в сети появились первые видеоролики, представляющие неожиданный интерфейс Sailfish OS, Jolla затеяла перевод операционки на более современный протокол организации графического сервера Wayland, при том, что Maemo использует X.org, а Android — Linux framebuffer, благодаря чему, собственно, андроид-девайсам и требуется более мощная аппаратная платформа.

О самом смартфоне Jolla до его премьеры в мае 2013 года не было известно ничего. Все новости, появлявшиеся в сети, касались именно операционной системы Sailfish OS. Поэтому, представленная концепция устройства, состоящего из двух половинок, явилась полной неожиданностью. По замыслу разработчиков задняя крышка смартфона не просто должна быть съемной, а должна представлять собой полноценную вторую половину устройства и, при замене, должна автоматически добавлять новый функционал. Для реализации этой концепции на задней поверхности устройства, под крышкой, были установлены все необходимые контакты. В коробочной комплектации смартфон получил самую простую, белую пластиковую крышку с NFC-контактам. При установке этой крышки на подключенном к интернету устройстве автоматически скачивалась и уставливалась соответствующая тема, или атмосфера, — так темы называются в Sailfish OS. Однако, конечно, это была самая простая реализация конецепции второй половинки. Поскольку Sailfish OS вполне может быть отнесена к семейству открытых операционных систем (хотя некоторые блоки кода Jolla не открывает), предполагалось, что сторонние производители будут делать самые разные вторые половинки для смартфона Jolla. Это могли быть и крышка с беспроводной зарядкой, и крышка с солнечной батареей или вторым дисплеем, и крышка с физической клавиатурой.

Смартфон Jolla получил 4.5 дюймовый IPS дисплей с далеко не рекордным, но оптимальным разрешением 540×960. Дисплей покрыт защитным стеклом Gorilla Glass и заключен в металлический, тонированный под черный пластик каркас. Как и в N9, в Jolla все управление интерфейсом производится свайпами, поэтому никаких аппаратных кнопок на фронтальной поверхности девайса нет. На правой боковой поверхности расположена кнопка включения и блокировки, а также сдвоенная качель громкости. На верхней боковой грани располагаются разъемы micro-USB и 3.5 мм для наушников. Тут же, на верхней боковой грани находится и шумоподавляющий микрофон. Левая и нижняя боковая грань свободны от каких-либо разъемов и кнопок. На фронтальной поверхности над дисплеем находятся датчики освещения и приближения, прорезь слухового динамика, а также глазок фронтальной 2 Мп камеры. Внизу, под дисплеем расположена полоска светодиода, — функционал которого достаточно полно реализован на программном уровне.

Аппаратная платформа смартфона от Jolla включает в себя 2-ядерный процессор Qualcomm Snapdragon 400, работающий на частоте 1.4 Ггц, 1 Гб оперативной и  16 Гб встроенной флеш памяти. Под крышкой расположены слот для micro-SD и micro-sim карт. Производитель заявил о поддержке слотом micro-SD карт объемом до 64 Гб, однако силами сообщества уже реализована и поддержка карт объемом 128 Гб. Как и в предыдущих моделях линейки, аппаратная платформа в смартфоне Jolla оказалась далеко не самая топовая. В конце 2013 года, когда смартфон поступил в продажу, на рынке уже присутствовали аппараты на куда более мощной аппаратной платформе. Тем не менее, этой мощности оказалось достаточно для плавной и достаточно быстрой работы Sailfish OS.

Одной из отличительных черт Sailfish OS стала поддержка приложений для Android прямо из коробки, без каких-либо гиковских ухищрений. По сути о такой возможности с помощью виртуальной машины Alien Dalvik было известно еще со времен Nokia N900. Однако, для Maemo5 такая поддержка так и не была реализована. Для MeeGo Harmattan проект формально был реализован стараниями сообщества, однако не получил развития, поскольку операционная система обладала вполне достаточным количеством нативных приложений со своей стилистикой и уникальным функционалом. В смаотфоне Jolla эта поддержка реализована крайне просто. Из фирменного магазина приложений для SailfishOS устанавливается специальное приложение, так и называющееся Поддержка Android, после чего там же можно выбрать и установить один из магазинов приложений для Android (среди которых есть и Yandex.Store), через который и устанавливаются все необходимые приложения. Чуть более сложным образом реализована и поддержка Google Play. Магазин приложений от Google можно установить при включенном режиме разработчика, используя терминальную консоль.

Интерфейс SailfishOS, несмотря на свайповое управление, стал неожиданностью для как для поклонников модного и удобного интерфейса N9 и MeeGo Harmattan, так и для сторонников пусть и олдскульного, но тоже очень удобного интерфейса N900 и Maemo5 с надстройкой Hildon Desktop. Естественно, что от Jolla ожидали интерфейса как-то продолжающего эти основы, однако в первых версиях прошивки SailfishOS интерфейс строился не по принципу горизонтального, а по принципу вертикального свайпа. Разблокировка дисплея в SailfishOS происходит, как и в N9, двойным тапом, однако далее, чтобы с экрана блокировки перейти на экран установленных приложений нужно сделать свайп кверху.

Под экраном блокировки расположен экран свернутых приложений. В принципе, он напоминает таковой в MeeGo Harmattan, хотя есть и отличия, как внешние, так и содержательные. Масштабирование миниатюр на экране свернутых приложений происходит не при помощи мультитач-жеста масштабирования, как в MeeGo Harmattan, автоматически: если отрыто до 4 приложений то их миниатюры отображаются в крупном масштабе, если же количество открытых приложений составляет от 4 до 9, — то миниатюры становятся мельче. Также стоит отметить, что из коробки количество работающих в фоновом режиме приложений в Sailfish OS ограничено девятью, однако посредством патча, разработанного сторонними разработчиками, это ограничение может быть снято, или миниатюры всегда могут оставаться в крупном или мелком масштабе. Вообще, как и в MeeGo Harmattan, в SailfishOS открытость операционной системы открывает необозримые просторы для модификации и кастомизации интерфейса.

Еще одно принципиальное отличие экрана свернутых приложений в Sailfish OS, — это живые миниатюры. То есть свернутыми приложениями можно управлять не разворачивая их. Функционал это действительно очень удобный и интересный. Например, в случае с музыкальным проигрывателем, коротким свайпом по миниатюре открытого в фоне плеера можно поставить проигрывание на паузу и начать проигрывание следующей композиции. В случае с приложением номеронабирателя, с помощью свайпа можно развернуть приложение в режиме набора номера или в режиме выбора контакта для звонка. Аналогичный функционал доступен практически во всех нативных приложениях Sailfish OS.

Под экраном свернутых приложений располагается экран с ярлыками установленных приложений, которые можно сортировать по папкам, натаскивая ярлыки друг на друга. Экранов установленных приложений может быть сколько угодно. Группировать приложения и папки на этих экранах можно по своему усмотрению. В режим настройки или редактирования  интерфейс и экрана установленных приложений и экрана установленных переводится посредством долго тапа в поле экрана.

Еще один уникальный интерфейсный элемент Sailfish OS, — контекстное меню, которым можно воспользоваться потянув экран блокировки, или экран открытого и развернутого приложения вниз. Контекстное меню, доступное с экрана блокировки доступно для настройки пользователем, который может добавить в него наиболее часато используемые приложения, чтобы не искать их на экране установленных приложений. Наряду с управлением миниатюрами свернутых приложений, шторка контекстного меню может быть отнесена к наиболее удачным интерфейсным находкам Sailfish OS. При свайпе из-за борта снизу становится доступно меню уведомлений, — некоторый аналог экрана уведомлений из MeeGo Harmattan. Отсюда же может быть опубликован твитт или обновлен статус в Fasebook. Вообще, в Sailfish OS интегрируются аккаунты разных социальных сетей и web-платформ.

Далее в подробностях описывать интерфейс Sailfish OS не имеет смысла по нескольким причинам: во-первых, куда нагляднее будет посмотреть видео на Youtube, а во-вторых, судя опять-таки по демо-видео грядущей прошивки Sailfish 2.0, — изменения в интерфейсе она принесет принципиальные. По сути вертикальный свайп как основной жест управления сменится горизонтальным. Свайпом из-за экрана снизу будет вызываться экран установленных приложений, а экран уведомлений переместиться налево от основного экрана свернутых приложений, то есть по сути тужа же, где он находится в MeeGo Harmattan. А ведь это только вторая основная версия операционной системы Sailfish. Что же, в таком случае, будет в Sailfish 3.0 или Sailfish 5.0 — это предположить сейчас не возьмется никто. Так что совсем не исключено, что пусть и с другой стороны, но рано или поздно Jolla в качестве основы вернется ровно к тому интерфейсу, прообразом которого был MeeGo Harmattan в N9 и N950.

Nokia N9 и Jolla
Nokia N9 и Jolla

 Говоря о возможных перспективах Jolla и Sailfish OS, нужно отметить насколько трезво относится компания к своим рыночным перспективам. Естественно, стартап насчитывающий около 100 штатных сотрудников не собирается конкурировать с такими гигантами мобильной индустрии, как Apple, Samsung, Microsoft или другими. Девизом Jolla с самого начала стало слово Unlike, — что корректней всего можно было бы перевести как непохожий. Действительно, стратегия и задачи компании на данном этапе непохожи на задачи других компаний. В первую очередь Jolla с помощью сообщества разработчиков должна конкурентную программную платформу и экосистему “вторых половинок”, поэтому смартфон Jolla корректней рассматривать как Developer Device, как новую версию N950. Для смартфона Jolla уже появились вторая половинка с солнечной батареей, небольшим вторым дисплеем для вывода нотификации, вторая половинка с великолепной физической клавиатурой, превращающей смартфон в полноценный карманный компьютер на Linux.

Деньги на эти и другие проекты сторонние разработчики достаточно успешно собирают на краундфандинговых платформах. Да и сама компания Jolla решила пойти по тому же пути. В ноябре прошлого года Jolla представила планшет на Sailfish 2.0, на производство первой партии которого планировала собрать $380 тыс. Однако менее чем за неделю компания собрала более $800 тыс, а на данный момент уже почти $2.5 млн. Подобная практика показывает, что несмотря на доли глобальных компаний на рынке вполне найдется место и для локальных стартапов, производящих уникальный программный и хардварный продукт. Конечно, подняться на серьезный рыночный уровень такими методами не получится, рано или поздно возникнет необходимость участия в проекте серьезного и мощного производителя. Совсем не исключено, что таким производителем станет все таже Nokia, которая с 2017 года освободится от обязательств перед Microsoft, по которым до конца 2016 года финны не имеют права выпускать смартфоны под собственным брендом. Сможет лир компания Jolla за оставшиеся 2 года создать готовый для массового тиражирования программный продукт? Время покажет, но есть все основания полагать, что рано или поздно шлюпка вернется к своему кораблю.

Jolla & YotaPhone
Jolla & YotaPhone

В России традиционно, еще со времен N900 и Maemo5 было много разработчиков под линуксовые платформы Nokia. Как упоминалось выше, разговоры даже велись о том, что на основе этих разработок будет строиться российская национальная мобильная программная платформа. Не исключено, что разговоры эти на правительственном уровне возобновлены. Во всяком случае, в феврале 2015 года министр Минкомсвязи Николай Никифоров проводил совещания, как с представителями компании Jolla так и с представителями курируемой Samsung операционной системы Tizen. Также появился слух о том, что компания YotaDevices возможно выпустит модификацию YotaPhone на Sailfish OS. Ближе к лету стартуют продажи Jolla Tablet, а Sailfish 2.0 станет доступна и для смартфонов. Так что, история компании Jolla только начинается. А судьба каждой шлюпки, — рано или поздно пристать к кораблю.

 

Личный опыт

Ну и наконец, напишу несколько слов лично от себя. Думаю, поскольку я с конца 2009 по конец 2011 я пользовался N900, с 2012 и по сей день пользуюсь N9 (параллельно перетестировав несколько десятков устройств), а с ноября 2014 пользуюсь еще и смартфоном Jolla, то как вторым, то как единственным карманным устройством, — мне есть что сказать. При этом, думаю, нужно сделать несколько оговорок, ну или просто рассказать немного о себе, как о пользователе, потому как за всех я не в ответе, и в конце концов почти каждый пользователь индивидуален. Так вот, о себе. Я никакой не разработчик, конечно же. Хотя пользователь продвинутый, что нызывается, а на  самом деле, не столько продвинутый, сколько просто, как и всякий мальчик интересующийся техникой, — как железкам так и софтом, особенно (в связи с художественным складом) интерфейсами.

Пользователем N900 я стал случайно. Я работал журналистом и по работе, да и по жизни мне нужен был какой-нибудь коммуникатор с физической клавиатурой. Году в 2008 я, помнится, заходя во флагманский магазин Nokia на Тверской, все засмартривался на N810. Но так и не купил. А потом он достаточно быстро пропал из магазина. Про то, что там стоит уникальная линуксовая сборка, основанная на  Debian/Ubuntu, я в тот момент и понятия никакого не имел. Мне просто нужна была машинка, на которой вместо блокнота можно было бы делать всякие заметки. А потом вышел N900 и я заинтересовавшись к тому моменту устройствами вообще, решил попросить его на тест. Потестировав N900 и даже сняв про него орбзор, я вернул было девайс обратно, но мне его оставили, мол, пользуйся раз он тебе понравился.

N900 мне действительно понравился и нравится до сих пор. И в первую очередь он мне понравился именно как устройство. Доводилось слышать и читать, что, дескать, он толстый и тяжелый. Полная фигня! Устройство нельзя оценивать с колокольни джругих устройств. Устройство, тем более такое как N900, — это вещь в себе. Так что, N900, — это невероятно экргономичная машинка. Будь ровно такая же на современном железе, я бы не раздумывая приобрел бы себе такой карманный компьютер. Кстати, есть краундфандинговый проект Neo900, но что-то живых и готовых устройств пока вроде как не появилось.

А потом появились N9 и N950. N950 — виликолепный аппарат, только MeeGo Harmattan в нем смотрится как-то странно, этой машинке подошла бы куда более функциональная операционная система и желательно с интерфейсом Hildon Desktop, который куда удобней при наличии физической кдлавиатуры. MeeGo Harmattan с той виртуальной клавиатурой, которая есть в этой операционной системе, физическая клавиатура совершенно не нужна. Поэтому, хоть я и пользовался N950 в качестве основного смартфона, N9 вытеснил его, — и за счет лшучшей камеры и за счет лучшего дисплея, да и вообще N9 аппарат куда более законченный, представляющий вместе с операционной системой единое целое. Поэтому, кстати сказать, последовавшие сразу за ним Lumia в том же цельном поликарбонатном корпусе так и не прижились у меня.

Говоря о Jolla на основании 4 месяцев использования, могу указать на несколько проблемных мест, которые особенно ощущаются после N9. Вл-первых, это виброотклик. Пользоваться виртуальной клавиатурой в N9 — сплошное удовольствие. Касание каждой клавиши ощущается точно и корректно, словно бы ты набираешь текст на пишущей мешинке. В Sailfish OS виброотклик плывет. Это похоже на человека с плохой дикцией, который глотает буквы, а то и целые слова и толком разобрать что он говорит, — в лучшем случае сложно, а на самом деле невозможно. В актеры таких обычно не берут. Причем как такой виброотклик лечится, — я не очень понимаю. Может быть проблема в работе с сенсором, может еще в чем. Но это лично для меня очень большой минус Sailfish OS.

Другой минус также касается клавиатуры, а точнее системы подстказки слов. В N9 была очень ненанавязчивая и при этом достаточно корректная система подсказки слов, которая, напомню еще раз, совмещалась с невероятно эргономичной клавиатурой, на которой ошибки были редкость. Опечатки в Sailfish OS случаются куда чаще в том числе из-за некорректного виброотклика. При этом, если вы набрали слово с ошибкой и затем вернули на него курсор, то словарик автокоррекции не выдаст вам варианты замены.

К многозадачности Sailfish OS тоже есть вопрос, пусть и только один. Почему в фоновом режиме не работает штатный проигрыватель видео? Мне например часто бывает удобно скачать видео (какое-нибудь интервью например, или передачу) и слушать ее по дороге оффлайн. А возможность такая есть только в стороннем проигрывателе LLS. Не думаю, что такой расклад может быть отнесен к достоинствам функционала Sailfish OS.

На самом деле есть еще к чему придраться, но не буду, достаточно пока и этих замечаний. Если обозначенные проблемы с виброоткликом, системой подсказки слов и работой видеопроигрывателя в фоновом режиме будут решены, подкину еще несколько проблемных пунктов. А пока N9 остается лично для меня самым лучшим смартфоном. И плевать, что он по железу уже не тот, я редко использую его для интернета, а для остального он в самый раз. Sailfish OS еще нужно пилить и пилить, прежде чем по эргономике она сравняется с MeeGo Harmattan и дело тут далеко не только в интерфейсе.

Вообще же, не может не радовать тот факт, что на рынок выходят такие альтернативные глобальным решения как Sailfish OS, Ubuntu Touch, Blackberry 10, Firefox OS, Tizen. Лично мне многообразие всегда было по душе.

PS. Респект тем, кто прочитал все эти буквы)

Реклама

#Jolla Story: история одной шлюпки: Один комментарий

  1. Прочитал с интересом. Узнал для себя часть истории Nokia. В своё время думал о покупке N900, но тогда остановился на Android. Сейчас использую Jolla, как основное устройство, и очень надеюсь что их стартап выстрелит в скором времени. Ну а я помогу, чем смогу 🙂

    P.S. Я и телефон, и планшет использую в портретном режиме чаще всего. Исключением был боковой qwerty-слайдер.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s